Театральный Петербург Начало XVIII века – октябрь 1917 года

Главная » Другое » Театральный Петербург Начало XVIII века – октябрь 1917 года
Цвет шрифта Цвет фона

На март — апрель 1907 г. зал арендовал В. Р. Гардин. В труппе: Н. В. Викторов, И. В. Лерский, Н. Н. Урванцев, Ю. Л. Слонимская и др. Ставились: «Дети солнца», «Варвары», «Дети Ванюшина», «В сумерках рассвета», «Тюрьма», «Крик жизни», «Романтики» Ростана, «Робеспьер», «На пути в Сион». Сохранялся в репертуаре ряд спектаклей антрепризы Попова: «Привидения», «Школьные товарищи» и др. Кроме этой сцены труппа Гардина выступала в Театре В. А. Неметти на Петербургской стороне и в Новом театре (Кононовском зале).

Осенью 1907 г. здесь шли спектакли, организованные актером и режиссером Н. А. Соломиным, без постоянной труппы (система гастролей) два раза в неделю. Участвовали С. М. Ратов, Я. С. Тинский.

20 октября 1908 г. в этом помещении открылся Театр искусств под руководством Гардина, вернувшегося из-за границы. Заведующим репертуаром и главным режиссером стал А. П. Воротников, но через месяц он ушел. В труппе — Б. А. Рославлев, В. О. Вреден-Полевой, Н. В. Маргаритов, Л. В. Елшина и др. (главным образом молодые выпускники театральных школ). Афиши объявляли, что театр состоит при «Классах художественного развития». Кроме спектаклей велись занятия по искусству выразительного чтения, читались лекции по разным вопросам искусства, устраивались вечера поэзии «Северная свирель». Для открытия шла «Пляска смерти» Стриндберга в постановке Воротникова, им же (и Э. Матерном) переведенная. Восхищал Гардин в роли Эдгара, он же в главных ролях придавал особый интерес таким спектаклям, как «Черт» («Дьявол») Ф. Мольнара, «Вне толпы» («Мастер») Г. Бара [14; 15]. Впервые был инсценирован гончаровский «Обрыв» (19 октября; Райский — Гардин), ставились «Бурелом», «Дети солнца», «Их четверо», «Рабы золота».

Летом 1909 г. тут обосновалась фарсовая труппа, затем помещение занял Кружок самообразования. На сезон 1909/10 г. зал сняли В. А. Казанский и Е. А. Мосолова, назвав его Музыкально-драматическим театром. В следующий сезон постановкой «Горе от ума» (19 сентября) открылся Драматический театр П. П. Вейнберга (он же — главный режиссер). Летом 1910 г. ставились любительские {297} спектакли под режиссерством Б. А. Рославлева, в 1912 – 1913 гг. работала слабая, но постоянная труппа под его руководством [16]. В 1913 г. выступал кружок Художественной драмы под управлением Г. Ф. Эрнардова и Н. Н. Буторина. В его составе — ученики драматических школ, в репертуаре — современные переводные и отечественные пьесы и классика. Играла здесь и труппа Первого рабочего театра, возникшего в 1913 г. по инициативе бывших учеников вечерних классов в Лиговском народном доме, кочевавшая по разным сценическим площадкам.

Пассаж. Театр С. Ф. Сабурова

Итальянская ул., 19. Театр им. В. Ф. Комиссаржевской.

Пассаж (арх. Р. А. Желязевич) открыт в мае 1848 г., и почти сразу начал действовать его театрально-концертный зал. В 1899 – 1900 гг. здание перестраивалось (арх. С. С. Козлов). В 1901 г. заново отстроен зал. В печати сообщалось, что он «веселее и жизнерадостнее», чем Панаевский театр; как особенность нового специально театрального помещения отмечалось отсутствие лож [1]. Переделка зала производилась и позже.

Сначала здесь выступали фокусники, певицы, танцовщицы и т. п. К концу XIX в. зал все чаще арендовали театральные труппы, в том числе драматические. Два сезона — 1904/05 и 1905/06 гг. — функционировал Драматический театр В. Ф. Комиссаржевской. До и после действовали другие антрепризы, долее всех в Пассаже работал Театр С. Ф. Сабурова.

1 октября 1901 г. в перестроенном зале открыл свой последний сезон Фарс под дирекцией Горин-Горяинова и Казанского, переехавший из Панаевского театра (в декабре Горин-Горяинов умер). В труппе — А. Д. Каменский, С. А. Пальм, С. Ф. Сабуров, И. А. Смоляков, В. М. Фокин, Е. И. Варламова, М. Н. Воронцова-Ленни, Е. М. Грановская, К. В. Кручинина, Е. А. Мосолова и др. Режиссер С. А. Корсиков-Андреев. Основу репертуара составили постановки прежних сезонов: «Дама от Максима», «Ночь гжи Монтессон», «Говорящий немой». Повторялось юмористическое злободневное «Новое обозрение Петербурга за 1901 – 1902 годы». Среди исполнителей рецензенты выделяли, как и прежде, Пальма, Горин-Горяинова, Грановскую, Варламову, Воронцову-Ленни, которая, по их словам, «стала очень {298} хорошей артисткой комедии, с мягкими интонациями, изящным диалогом и приятной гривуазностью», «ухитряющейся создавать живые лица даже в самых бесшабашных и бестолковых фарсах» [1; 2; 5].

В 1904 г. после новой перестройки зала его заняла О. В. Некрасова-Колчинская. Как и на следующий год в своем Литературном театре на Офицерской, она пригласила братьев Адельгеймов [4 – 6]. Главные женские роли играли директриса и Н. А. Тонская. Режиссер — В. М. Янов. Для директрисы ставилась «Фрина» Р. Кастельвеккио (27 декабря, более 10 раз; худ. К. В. Изенберг), «при небывало роскошной обстановке с балетом, с участием более 100 человек». Адельгеймы выступали на этой сцене и позже. Весной 1909 г., с С. А. Чарусской в составе труппы, кроме прежнего репертуара они представили «Дон Жуана» А. К. Толстого [7].

В 1903, 1906 – 1912 гг. Пассаж занимала в основном оперетта (разные антрепризы). Во время Великого поста гастролировали украинские оперно-драматические коллективы, московская Летучая мышь (1914) и другие труппы, в их числе детская труппа И. А. Чистякова (показывала преимущественно феерии с балетами), которая выступала иногда и в осенне-зимний сезон, в частности в 1906 г.

С 1908 по 1912 г. на конец летнего — начало осеннего сезона сюда стала приезжать московская труппа Сабурова. Афиши объявляли: «Веселый жанр: легкая комедия, фарс, обозрение». Легкой комедии уделялась первая половина вечера, а с десяти часов наступало «торжество истинно французского фарса».

Появление актеров в нижнем белье, пощечины и драки, сцены в постели (по нынешним меркам вполне целомудренные) оказывались для публики достаточным поводом похохотать, но в большой мере успех достигался качеством исполнения. Актеры в седьмом акте играли так же весело, как в первом [9]. В числе наиболее популярных фарсов: «Амалия… и так далее» (картинки из жизни парижских кокоток) и «999 рогоносцев» (одна из бесчисленных вариаций на тему адюльтера). Включались в репертуар и пародийные представления со злободневными намеками, появлявшиеся во всех тогдашних театрах фарса и оперетты. Весной 1909 г. шел спектакль «За синей птицей», в котором Тото и Мими отправлялись за улетевшим попугаем в ожидании приличного вознаграждения. По ходу действия исполнялись куплеты, шансонетки, танцы, политические шаржи; действовали ожившие предметы, в том числе ботинки, панталоны, «застывшая {299} добавочная стоимость, окаменевший человеческий труд — всесильный и всемогущий кошелек». Бурные рукоплескания вызывала Пресса (Н. Ф. Легар-Лейнгардт) — «в сером арестантском халате, связанная по рукам и ногам, запечатанная семью печатями и меланхолически вспоминающая октябрьские увлечения и ноябрьскую простуду», Грановская пародировала А. Г. Коонен в роли Тильтиля в мхатовской постановке «Синей птицы» Метерлинка [10].

В 1912 г. Театр С. Ф. Сабурова давал спектакли в Пассаже и в осенне-зимний сезон — с 15 сентября по 12 декабря. Осенью 1913 г. он утвердился здесь как постоянный петербургский театр.

Подавляющее большинство репертуарных комедий зиждилось на сексуально-фарсовой интриге. Эксплуатировались темы адюльтера, шантажа в этой области для карьеры, быта богатых содержанок («полусвета»). При этом авторы стремились к завлекательному построению фабулы и диалогов. Рецензент так описывал постановку комедии-буфф «Я не обманываю своего мужа»: «Любовники летали с одного конца сцены на другой, попадали не в те двери, проведенные мужья и жены появлялись на пороге в самые рискованные минуты», демимонденка (Грановская) «с прелестным юмором» убеждала мужа и жену в невинности другой стороны [28]. Но ставились и иные пьесы (изменение репертуара стало особенно заметным в 1915 – 1916 гг.). Ряд их (произведения Г. Запольской, С. Моэма, Б. Шоу и др.) по литературным достоинствам — не ниже репертуарных новинок Суворинского и Александринского театров. В критике раздавались голоса, что несправедливо отделять театр Сабурова от других как «несерьезный». «Здесь все обстоит ничуть не хуже, а во многих отношениях даже лучше, чем в других театрах, так как малоценное и несерьезное делается здесь откровенно, без шумихи, без заявлений о своем “художественном понимании”, о “новом толковании” и т. п.», «добродушные глупости» рассказываются «очень мило» [26].

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров