Баня по-Казански

Главная » Здоровье » Баня по-Казански
Цвет шрифта Цвет фона

«Баня — самая лучшая выдумка умных людей и составляет одно из наслаждений жизни, — говорится в «Правилах». — И все–таки больше одного раза туда ходить не следует, потому что от частой бани человек слабеет: слишком сильны испарения, переполняются кровью сосуды, открываются излишние поры — а это вредно. Часто ходить в баню — все равно, что пьянствовать; это расслабляет человека и портит его нравственность. Когда пьющий человек одни день не пьет, ему чего–то не достает, и он чувствует себя больным и неспокойным. Так бывает с человеком, привыкшим ходить в баню ежедневно: если он один день не пойдет, его мучает желание. Один раз в неделю ходить в баню полезно. Зимой и весной, войдя в баню, нужно сперва посидеть раздетым в менее жаркой комнате, а потом уже войти в жаркую. Выходя из жаркой комнаты, надо опять посидеть в умеренной, а не идти в холодную. Нужно мыться скоро и уходить, а не сидеть долго в бане. Голову нужно мочить тепловатой водой, а не горячей и не совсем холодной. Не входи в баню, пока народу много: в таком случае ожидая очереди, придется пробыть тебе в бане долго, а это очень вредно. Нужно тело вытирать насухо, чтобы не выходить на воздух в испарине. Одевать нужно чистое белье, чтобы было удобно и приятно телу. В бане не нужно пить холодной воды: это производит водянку. Натощак ходить в баню тоже вредно: от этого бывает сухотка. Можно идти в баню через два часа после обеда. После бани никогда не обливай тело или голову холодной водой — это очень вредно».

Баня присутствует в произведениях многих татарских писателей. С какой любовью и знанием дела описана она в романе «У дороги голубой цветок» Рабитом Батуллой! Одна из глав ее так и называется — «Мунча» («Баня»), Она вместила в себя и старинную легенду о происхождении татарской мунчи, и банные секреты хорошего пара и отменного березового веника, и ценные советы по паренью телу и душе в наслажденье. Символично, что делится всем этим с внуком почтенный старик Айдаш–бабай. Вот так, между прочим, из поколения в поколение и передавалась эстафета народных обы¬чаев, традиций, крупицы народной мудрости. В старину, бывало, и строительство дома начинали с бани: она на время заменяла жилище. Словно из доброй сказки встают и теперь в сельских дворах бревенчатые бани — хранительницы домашнего очага и народного духа. И как сотни лет назад звучат в них пожелания: «Пары шифалы булсын! Тэнгэ сихэте житсен!» — «Да будет пар целебным! Телу на пользу!»

Баня по–Казански  

«Это у меня с детства… Любил я с отцом ходить в баню. Там мылись и парились мы часами, до устали, до изнеможения. А потом, когда я ушел из дому, помню: в какой бы город я ни приезжал, первым долгом, если хоть один пятак был у меня в кармане, шел я в баню и там без конца мылся, намыливался, обливался, парился, шпарился — и опять все сначала».

Эти воспоминания Федора Ивановича Шаляпина овеяны впечатлениями о казанских торговых банях. Великий артист не представлял свой родной город без мыльных заведений, которые не мог миновать ни один казанец.

Где–где, а в Казани бани были в особом почете исстари. Неслучайно «баня каменная, Даирова зовимая, под градскою стеною» отмечена как достопримечательность и казанским летописцем середины XVI века в «Сказании о царстве Казанском». Она действительно была знаменитой: роскошный банный дворец с просторными залами, бассейном и фонтаном.

Построенное по типу булгарских бань здание состояло из помещения для раздевания и отдыха, теплой, жаркой и холодной комнат, отделанных мрамором и подогреваемых от раскаленных печей под каменным полом. Специальный водопровод подводил сюда ключевую воду.

Располагалась Даирова баня в устье Булака, в соседстве с Тайницкой башней Кремля. И место это было выбрано неслучайно. Здесь, у ворот Нур–али, где сейчас каменная лестница, бил большой ключ — самый прозрачный и водообильный во всей ханской Казани. Вот от этого хрустального источника и снабжалась водой знаменитая баня. А ключ казанцы прозвали тайницким, потому что к нему проложен был от Тайницкой башни подзем¬ный ход на случай осады Кремля. Просуществовал ключ до 1931 года, и еще вначале века правоверные мусульмане совершали здесь омовения.

Завсегдатаями Даировой бани была ханская знать. Прислуживали ей десятки мойщиков, массажистов, врачей. В ханской Казани имелись две общественные бани: нижняя или Айдар мунча, построенная на средства бека Айдара на Булаке и другая — на Банном озере.

Банное было одним из озер, образованных обильными подземными ключами на месте современного детского парка «Черное озеро». И тут располагалась очень древняя мыльня, значившаяся впоследствии по «Казанским писцовым книгам 1566—1568 годов» как «баня на Поганом озере, в Воздвиженской улице». По дощатым трубам к ней подводилась вода из близлежащих Белого и Черного озер, а затем отводилась в Поганое озеро у самой Казанки–реки.

«Черное озеро наполнялось прежде (до построения Казани князем Мещерским) из весьма обильных ключей с мягкой, чистой и здоровой водой, которая по трубе переливалась в Банное озеро, имевшее по сему всегда прозрачную свежую воду, — писал в 1833 году профессор Казанского университета И. Ф. Яковкин в журнале «Заволжский муравей». — Вода Черного озера была столь превосходна перед другими, что, по уверению старожилов казанских, со всего города Казани калачники и хлебопеки приходили за нею и брали, дабы в ней растворять свои калачи и хлеба для придания им пышности и приятнейшего вкуса».

Так обстояло еще в конце XVIII века. Но со временем все ожерелье озер превратилось в Поганое озеро. Виной тут были и бани, засорявшие их своими грязными стоками. В XIX веке озера засыпали, заложив на их месте сады. Там, где некогда располагалась банноозерская баня, теперь — стоянка автомашин. А было время, с раннего утра в банные дни спешил сюда простой люд. У огромных котлов с водой, встроенных в стену, целый день стояли облака пара.

Ханским баням выпало сыграть роковую роль во время осады Казани в 1552 году русским царем Иваном Грозным. Именно от Даировой бани удался подкоп к тайницкому ключу, снабжавшему осажденных питьевой водой. Взрыв его стал для казанцев большой потерей, а затем они оказались отрезаны и от ключевых ручьев Черного озера.

На месте ханских бань впоследствии строятся новые. И уже в «Казанской писцовой книге 1566—1568 гг.» значатся «на посаде 3 бани», «на Булаке 4 большие бани», «а сидят у тех бань целовальники на вере и банское забирают, а собрав отдают в государеву казну». Но в памяти людской еще долго отзывались отголоски былых ханских бань: название Даировой закрепилось за проложенной здесь новой улице, стали называть Банной улицу у нижебулачной мыльни. Даже заложенный на месте засыпанного в 1840 году Банного озера сад в одно время значился как Банноозерский.

Состоятельные казанцы предпочитали обзаводиться собственной баней. Свои мыльни строили также казанские монастыри и мечети, охотно предоставляя их «для приезжих людей» — купцов, военных, ремесленников. Услуга эта в конце XVI века стоила с человека по «полуденьге», т. е. полкопейки.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров