Баня по-Казански

Главная » Здоровье » Баня по-Казански
Цвет шрифта Цвет фона

Говорят, «для тела — баня, для души — нет». Только сейчас Роза ощутила неточность этих слов. «Баня и для души», — возразила она мысленно, словно с кем–то споря, горячо отстаивая изведанную ею истину. Достигнуть чистоты тела сравнительно несложно. Но испытать чистоту души удается после долгого, томительного, тревожного ожидания…

В мире как будто ничего особенного не произошло. Но так ли? В мир вошла трепещущая, ласковая человеческая тайна.

У этого обычая — бани для молодоженов — есть интересное объяснение в легенде. Ее приводит в романе «У дороги голубой цветок» писатель Рабит Батулла. Задумал однажды славный батыр Алып своего сына женить. И невесту подобрал — красавицу, из чужих краев. Но вот беда: после пышной свадьбы зачастила в городе племя смерть, и еще женщины перестали рожать. Приуныли люди. А молодая жена ходит себе веселая, ничего не замечает.

— Бессердечная она. Должно быть, из племени змей, — строили догадки аксакалы и решили поделиться мыслями с молодым супругом.

Лишь тогда обратил он внимание, что жена его без пупка — старики оказались правы!.. С тех пор повелось после свадьбы вести молодую в баню: убедиться мужу, не из племени ли змей досталась жена.

Ну, а если серьезно, что еще могло так сблизить молодоженов, как баня. В многодетных семьях это было порою чуть ли не единственное место, где они оставались одни, могли поговорить по душам.

Были бани раньше еще местом родоразрешения. Бабки–повитухи — кендек эби принимали здесь роды, заклиная при этом певуче злых джинов:

Не отцом заготовлены дрова,

Не матерью затоплена баня,

Будь же дядей, как медведь,

Будь же букой, как волк…

Они обмывали новорожденного, обрабатывали ему пуповину, заворачивали в рубашку отца. Кендек эби мыла также роженицу, одевала ее в чистое белье и укладывала в постель. А вскоре обязательно топилась баня новорожденного — бэби мунчасы, куда приглашались родственницы и соседки.

Едва кто занемог, захворал, он шел опять–таки в баню: кости размять, попариться, принять всевозможные ванны, подышать парами травяных отваров. Причиной чуть ли не половины всех болезней, считалось действие холода — суык тию, и лечить их требовалось теплом. К простудным болезням относили ломоту в пояснице и костные боли, насморк и общую сла¬бость, кашель и озноб, и даже зубную боль.

«Испорченной кровью» объяснялись головные боли, шум в ушах, боли в суставах и пояснице, избавлялись от них кровопусканием пиявками. Особенно популярными они были у стариков, повторяющих «пиявочную процедуру» через каждые два–три года. При ломоте в суставах, крапивнице парились крапивным веником, натирали тело кислым молоком — катыком. При ревматизме применялись медовые ванны. В бане «исправляли» вывихи, «заговаривали» грыжу, «правили» животы. Не зря в народе говорили: «Вошедший в баню, не вспотевши не выйдет», «Баня дороже денег», «И дождливый день нипочем — все равно в баню пойдем», «Баня существует для тела», «Годы старят, баня молодит», «Баня полечит, здоровье подарит», «Березовый веник и царицу вылечил» (т. е. дочь булгарского царя Туй–бике).

Не обошли вниманием баню и татарские сказки и легенды. Отдавала ей должное также классическая литература. А татарский писатель и просветитель XIX века Каюм Насыри на основе популярного на Востоке собрания поучений «Кабус–наме» и опыта народной медицины составил даже «Правила хождения в баню зимой и летом».

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров