Баня по-Казански

Главная » Здоровье » Баня по-Казански
Цвет шрифта Цвет фона

Издавна баня — народный лекарь, исцелитель многих болезней. Тут «исправляли вывихи», «правили животы», «заговаривали грыжу», избавлялись от простуды и болей в суставах. Не зря в народе говорили «Баня дороже денег», «Годы старят — баня молодит», «Баня — мать вторая», «Банный пар лечит, здоровье дарит», «Баня создана для тела, как песня для души».

И, действительно, баня помогает преодолеть многие болезни, улучшает обмен веществ и многообразные функции кожи, благотворно действует на костно–мышечную систему и суставы, способствует сохранению умственной и физической работоспособности, вызывает положительные эмоции и снимает стрессы, нормализует сон и аппетит. Баня, к тому же, — прекрасный косметолог и регулятор веса.

Эта книга приглашает читателя совершить экскурсию в историю появления бань в крае, познакомиться с их родословной и банными традициями Татарстана. В ней можно узнать об интересных наблюдениях о татарской мунче известных путешественников XVII—XIX вв., «Правилах хождения в баню зимой и летом», составленных на основе популярного на Востоке собрания поучений «Кабус–наме» и опыта народной медицины первым татарским энциклопедистом и просветителем XIX века Каюмом Насыри. Представлена богатая информация о банных процедурах и множество полезных советов.

Мунча — значит баня. 

Жемчуг, алмазы, бесценные камни…

Душу за них кое–кто продает.

Только что значат они перед каплей,

Что с раскаленной балясины банной

На тело здоровое упадет!

(Перевод М. Аввакумовой)

Так оценил значение бани татарский поэт Равиль Файзуллин. Отдавали ей должное не только стихотворцы. В известной татарской сказке «Падчерица» даже людская доброта и честность проверяется тем, как истопишь и попаришь в бане. Народный татарский обычай мыться и париться в бане — «мунча керу» и «мунча чабыну» восходит к седой старине. А начало свое «мунча керу коне» — банные дни — берут с обычных купаний в реке.

Предки казанских татар — булгары считали воду началом всех начал — и земли, и жизни, и даже далеких звезд. «Су анасы» — хозяйка воды была почитаемой ими богиней. Считалось, что вода обладает целебной силой, а купание в ней освобождает тело от нечистой силы. До наших времен дошли множество легенд о чудесном исцелении людей водами ключей и рек, священных колодцев и источников. Здесь мылись и купались, совершали омовение. Они дарили силу, здоровье, молодость. Неслучайно такому колодцу посвящена и одна из глав знаменитой поэмы булгарского поэта XII—XIII вв. Кул Гали «Кыйсса–и Йусуф». «Мужчины и женщины спускаются к реке и моются вместе голые, не закрываются друг от друга, — свидетельствовал арабский путешественник Ахмед ибн–Фадлан, побывавший в Волжской Булгарии в 922 году. — Я не переставал прилагать старания, чтобы женщины закрывались от мужчин при купаньи, но это мне не удалось». Зимой же люди мылись прямо в жилищах, нагревая воду в котлах. А каким приятным теплом и паром отдавали случайные брызги на горячие камни домашнего очага! Так в итоге появилось отдельное деревянное строение для мытья — мунча.

Их остатки, обнаруженные археологами при раскопках древних поселений на территории Татарстана, относятся еще к VIII—XIII вв. Но еще более древней формой бань являлась баня–землянка, также встречающаяся у булгар. Населял бани, по их представлениям, ой иясе — маленький бородатый старичок. Злой дух, обитавший за каменкой или под полом, при непочита¬нии насылавший разные болезни или брызгавшийся кипятком, напускающий угар. Ему полагалось оставлять после себя ушат воды и веник.

Рубились бани из сосновых, липовых и осиновых бревен. Материал выбирался легкий, пористый, легко вбирающий влагу и быстро высыхающий. Печь закладывалась камнями. Ставили бани возле рек, под оврагом у воды или в глубине двора, рядом с колодцем. Хорошая баня считалась гордостью хозяина. Между булгарскими князьями происходило даже негласное состязание из–за этого. Пригласив друг друга в гости, первым делом вели они в баню.

Вот как описывает такое гостеприимство одного из булгарских предводителей Ямгурчи–бия писатель Нурихан Фаттах в романе «Итиль–река течет»: «Ночь близилась к середине. Гости наелись, напились, вдоволь потешились, тогда Ямгурчи–бий повел их в баню. Здесь дива было еще больше… Сначала вступили в предбанник — чарача, потом пошли в следующее помещение, тоже озаряемое свечами. Молодые расторопные , прислужники быстро раздели гостей, отсюда, из высокой прохладной комнаты, специально устроенной так, чтобы можно было посидеть, перевести дух, гости пошли мыться в парилку… Посредине парилки, чуть слева, возвышалась горячая каменка, возле нее ступеньками наверх поднимался высокий полок.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров