Франкл Виктор - Доктор и душа

Главная » Основы психотерапии » Франкл Виктор - Доктор и душа
Цвет шрифта Цвет фона

Разумеется, логотерапия не ставит перед собой цели заменить существующую психотерапию, но только намеревается дополнить ее, формируя таким образом картину человека в его целостности, включающую духовное измерение. Такая терапия, ориентированная на духовность человека, будет показана в случаях, когда пациент обращается к доктору за помощью в своем духовном страдании, а не из-за действительной болезни. Возможно, конечно, говорить о неврозе даже и в таких случаях — неврозе в широком смысле слова. В этом контексте отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни может быть названо экзистенциальным неврозом, в противоположность клиническому неврозу. Подобно тому как сексуальная фрустрация — по крайней мере, согласно психоанализу — может вести к неврозу, также и фрустрация воли к смыслу может вести к неврозу. Я называю такую фрустрацию экзистенциальной фрустрацией.

Когда экзистенциальная фрустрация обусловливает невротическую симптоматологию, мы имеем дело с новым типом невроза, который мы будем называть ноогенным неврозом. Чтобы обосновать это понятие, Крамбаух и Маколик, руководители Американского исследовательского центра, создали свой текст PIL (цель в жизни) и апробировали его на  1200 испытуемых. «Результаты, — пишут они в своей статье, опубликованной в Журнале клинической психологии, — определенно подтверждают гипотезу Франкла о том, что наряду с другими известными неврозами существует новый тип невроза, который он называет ноогенным неврозом. Есть основания считать, что мы действительно имеем дело с новым синдромом». Что касается его частоты, то я могу сослаться изданные статистического исследования, проведенного Вернером в Лондоне, Лангеном и Фолардом в Тюбингене, Приллом в Вюрцбурге и Ни-бауэром в Вене. По их оценке, среди всех неврозов около 20% составляют неврозы, ноогенные по своей природе и происхождению.

В этих случаях логотерапия является специфической терапией; в других случаях она выполняет роль неспецифической терапии.

Другими словами, бывают случаи, когда должна применяться обычная психотерапия, и все же полное излечение может быть достигнуто только с помощью логотерапии.  Бывают также случаи,  при которых терапия вообще не проводится, а имеет место нечто иное, что мы обозначаем как медицинское служение. Как таковое оно может быть использовано не только невропатологом или психиатром, но и любым другим врачом. Хирургу, например, приходится выступать в роли священника по отношению к своему пациенту в случае его неоперабельности или когда он вынужден сделать пациента инвалидом на всю жизнь, ампутируя его конечность. Хирург-ортопед сталкивается с подобными духовными проблемами; то же самое относится к дерматологу, который имеет дело с больными, страдающими от болезни, обезображивающей лицо, и к практикующему врачу, который должен лечить инвалидов.

Во всех подобных случаях врачи имеют дело с чем-то значительно большим по сравнению с тем, чем занималась психотерапия до настоящего времени. Психотерапия занимается способностью человека работать и радоваться жизни (медицинское служение), занимается и способностью к страданию.

Мы сталкиваемся здесь с интересной проблемой: каковы возможности достижения смысла жизни, реализации ценностей? Имеется несколько ответов. Человек может наполнить свою жизнь смыслом посредством реализации того, что я называю креативными ценностями, посредством решения задач. Но человек может придать смысл своей жизни посредством реализации ценностей переживания, посредством переживания Добра, Истины и Красоты, или посредством познания одного-единственного человека во всей его уникальности. А воспринимать одного человека как уникальное человеческое существо означает любить его.

Но даже человек, оказавшийся в самом большом несчастье, при котором ни активность, ни творчество, ни переживание не могут придать жизни ценность и смысл, даже такой человек может сделать свою жизнь исполненной смысла тем, как он встречает свою судьбу, свое несчастье. Принимая на себя свое неустранимое страдание, он все же может реализовать ценности.

Таким образом, жизнь имеет смысл до последнего дыхания. Потому что возможность реализации ценностей посредством самой установки, с которой мы встречаем наше неотвратимое страдание, существует до самого последнего момента. Я называю такие ценности ценностями установки. Подлинный род страдания — встреча вашей судьбы без уклонения — высшее достижение, которое было даровано человеку.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров