'Желтые очи'

Цвет шрифта Цвет фона
искалеченного металла и выуживая оттуда рацию, оружие и продовольствие, он все еще бурно
радовался, что ему удалось катапультировать. Он даже не обернулся, когда пошел навстречу
восходящему красному солнцу, покинув чернеющие на розовом песке уродливые, как останки
летучей мыши, обломки. Рация не работала. Но ему все же удалось взять радиопеленг одного
из тетраэдров Аделаиды, и он не сомневался, что сумеет дойти..

На двенадцатые сутки он добрался до Драконовых гор. И только здесь, следя, как угасает
кровавый отблеск заходящего солнца на черных зубцах пилообразного хребта, он впервые
подумал, что может и не дойти. С тех пор эта мысль все чаще посещала его. Холодной и
быстрой струйкой касалась она сердца, и сразу же пропадало желание идти и сопротивляться.
Тогда Гартен закрывал глаза и сжимал кулаки. Он заставлял свою память помогать ему.
Вспоминая лицо жены и запах ее волос, город, в котором родился, он твердил себе, что
должен выжить и обязательно выживет. Когда Гартен переставал понимать смысл своих же слов
и забывал, почему сидит на песке и что-то бормочет, он подымался и шел дальше.

Ему не удалось преодолеть отвесной стены Драконовых гор, и он решил пройти сквозь них,
смутно надеясь, что теряющаяся в огромном, как Нотр-Дам, гроте река куда-нибудь да
выведет. По крайней мере, здесь была вода. Микроанализатор признал ее пригодной для питья,
и Гартен мог не бояться жажды. Еды у него оставалось еще много. Почти весь рюкзак был
заполнен концентратами. Поломанную рацию и пистолет Гартен давно уже бросил в пути.

Конечно, он не мог надеяться, что подземный поток выведет его к обитаемым районам. Но
когда после долгих блужданий во мраке где-то далеко впереди забрезжил голубоватый свет,
сердце его тревожно забилось. Он глубоко вздохнул и медленно пошел к свету.

И как сильны были его разочарование, гнев и тоска, когда, выйдя на свет, он увидел все ту
же бесконечную равнину и пески, пески, сколько хватал глаз.

Потом у него начались галлюцинации. Он слышал чьи-то голоса, кто-то звал его, захлебываясь
от рыданий, молил о чем-то, от чего-то предостерегал. Как лунатик, брел он на этот зов,
По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров