'Илы' атакуют

Цвет шрифта Цвет фона

После очередного полета, едва мы приземлились, к самолету подошел Цуранов.

- Товарищ начлет, - обратился к нему инструктор, - считаю Бегельдинова неспособным к
полетам. Предлагаю отчислить.

Стою рядом, мну в руках шлем и чувствую, как комок слез предательски подкатывается к
горлу. Только бы удержаться, думаю я, только бы удержаться...

- Отчислить, говорите? - пробасил Цуранов.

Через полчаса начлет поднялся в воздух вместе со мной. Он сам взлетел, сам посадил
самолет. Я хотел было уже вылезать из кабины, но вдруг услышал:

- Куда? Взлетай. Полет по кругу. Вновь взревел мотор. Вырулил на старт, получил разрешение
на взлет. Вот уже под крылом аэродром. Делаю первый разворот - в наушниках тишина. Второй,
третий... Молчит Цуранов. Наконец, захожу на посадку. До земли семь метров. Плавно беру
ручку на себя и сажаю машину на три точки.

Полет окончен. Цуранов молча вылезает из кабины и, не сказав ни слова, уходит. Что ждет
меня? Уже перед самым отъездом домой начлет вызвал меня и сказал, что переводит в группу
инструктора Карповича. Ура! Значит, я не исключен! Значит, буду летать!

Карпович невозмутим. Кажется, ничто на свете не может вывести из равновесия этого
человека. Сделали с ним пять полетов, и в один прекрасный день он передал меня командиру
звена Бухарбаеву. Еще три полета, и Бухарбаев заявил:

- Хорошо. Лети самостоятельно.

- Как?!
По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров