Георгадзе З.О. - Судебная психиатрия

Главная » Психиатрия »Судебная психиатрия » Георгадзе З.О. - Судебная психиатрия
Цвет шрифта Цвет фона

7

Во многих случаях предмет включает, помимо медицинских описаний и квалификаций, принятых в общей психиатрии (например, диагноза психического заболевания), и дополнительную судебно-психиатрическую квалификацию, называемую судебно-психиатрической оценкой. Так, эксперты-психиатры, обследовав обвиняемого, приходят к выводу о том, что он на протяжении ряда лет страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении. В общепсихиатрической практике этого диагноза в совокупности с некоторыми другими клиническими характеристиками болезненного состояния вполне достаточно, чтобы принять решение о необходимости для пациента психиатрической помощи и способе ее оказания. Для судебного психиатра приведенный диагноз и иные, чисто клинические квалификации заболевания обвиняемого тоже необходимы, но недостаточны. Судебный психиатр должен использовать дополнительные и весьма специфические критерии, которые характеризуют выявленное болезненное состояние, например ответить на вопрос: мог или не мог обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния "осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими" (ч. 1 ст. 21 УК). Этот дополнительный критерий определяет глубину (тяжесть) поражения болезнью психической сферы обвиняемого в степени, которая исключает его вменяемость и ответственность за содеянное.

Аналогично судебный психиатр решает иные вопросы, входящие в его компетенцию. Так, гражданскую недееспособность обусловливает не любое психическое расстройство, но лишь такое, которое не позволяет больному "понимать значение своих действий или руководить ими" (п. 1 ст. 29 ГК). Не могут быть допущены к даче свидетельских показаний психически больные, не способные "правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания" (п. 3 ст. 79 УПК).

Критерии судебно-психиатрической оценки могут отражать не только глубину (тяжесть), но и некоторые другие особенности психических расстройств. Например, принудительные меры медицинского характера применяются к невменяемому лишь при условии, что он по своему болезненному состоянию представляет опасность. Ее содержание определяется в законе как возможность причинения невменяемым существенного вреда либо опасность, которую он представляет для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК).

8

При изменении психического состояния принудительные меры медицинского характера подлежат прекращению, даже если полного излечения не наступило и гражданин остается психически больным.

В отличие от общепсихиатрических судебно-психиатрические критерии психического расстройства отражают такие его особенности, которые и делают его юридически значимым в уголовном и гражданском судопроизводстве, обусловливают специфические правовые последствия. Так, больной, не способный осознавать значение своих действий или руководить ими, не должен нести за их совершение уголовной ответственности, поскольку его поведение нельзя считать виновным. Свидетель, не способный правильно (адекватно) воспринимать окружающее, не должен допускаться к даче показаний ввиду реальной угрозы получения судом болезненно искаженных, недостоверных сведений, способных негативно сказаться на установлении судебной истины.

Критерии психических расстройств, по которым производится их судебно-психиатрическая оценка, либо прямо содержатся в законе (в статьях о невменяемости, гражданской недееспособности и т.п.), либо вытекают из его смысла и характера рассматриваемого судом дела. Эти критерии не применяются в общей психиатрии и не могут быть заменены развернутым психиатрическим диагнозом или подробным клиническим описанием психического состояния обследуемого лица.

Обе медицинские дисциплины, т.е. общую и судебную психиатрию, нельзя как смешивать, так и противопоставлять. Примером их смешения являются суждения, по которым задача судебных психиатров – установить наличие или отсутствие у гражданина психического расстройства, определить, болен данный субъект или здоров. Если гражданин психически болен, то суд в зависимости от характера дела принимает соответствующее решение – освобождает больного от уголовной ответственности как невменяемого, признает недееспособным и пр.

Такого рода суждения нередко можно слышать от людей, не знакомых или поверхностно знакомых с правом и судебной психиатрией. Ошибка заключается в том, что для признания гражданина невменяемым, недееспособным, нуждающимся в принудительном лечении или непригодным к определенным видам профессиональной деятельности одних лишь клинических квалификаций, включая медицинский диагноз заболевания, недостаточно. Кроме этих квалификаций требуется оценка состояния психического здоровья гражданина

9

по дополнительным судебно-психиатрическим критериям. Помимо того, круг обстоятельств, влекущих наступление рассматриваемых правовых последствии, не ограничивается определением психического состояния подлежащего экспертизе лица. Так, для признания лица невменяемым, кроме установления его психического состояния, нужно также доказать, что именно это лицо совершило деяние, по поводу которого ведется данное уголовное производство. Однако такого рода вопросы в компетенцию судебного психиатра не входят.

Дополнительные критерии чаще всего определяют глубину (степень) болезненного поражения психических функций человека, которые необходимы ему как субъекту права для самостоятельного совершения юридических действий. Поведение субъекта права должно быть осознанно регулируемым. Если же психическое расстройство лишает субъекта способности к осознанно регулируемому поведению, то совершаемые им юридически значимые поступки не влекут обычных правовых последствий: сделка признается недействительной, нарушение уголовно-правовых запретов не приводит к возложению уголовной ответственности и наказанию и т.п. При этом законодательство предусматривает для подобного рода случаев возможность наступления специфических правовых последствий. К невменяемому могут быть применены принудительные меры медицинского характера, над недееспособным учреждается опека и т.д.

Сам по себе диагноз психического расстройства, установленный гражданину в процессе психиатрического обследования, не является юридически значимым обстоятельством и не влечет наложения на гражданина никаких правовых ограничений (ч. 3 ст. 5 Закона о психиатрической помощи). Однако было бы неверным противопоставлять судебную психиатрию общей и говорить о существенных расхождениях между ними. Судебная психиатрия использует весь научный инструментарий, разработанный общей психиатрией в области диагностики и лечения психических расстройств. Неверным будет мнение и о том, что предмет общей и судебной психиатрии принципиально различен. Так, в общепсихиатрической практике психически больным именуется любое лицо, которому установлен диагноз психического расстройства. Судебный психиатр использует иное понятие психического расстройства – не медицинское, а юридическое. С точки зрения гражданского права, например, психически больным является лицо, признанное судом недееспособным. Лицо же, в отношении которого такого решения нет, хотя и обнаруживает

10

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров