Перегожин Л.О. - Профилактика преступности подростков

Главная » Психиатрия »Детская и подростковая психиатрия » Перегожин Л.О. - Профилактика преступности подростков
Цвет шрифта Цвет фона

Введение.

 

Для отечественной юридической, социальной, педагогической и медицинской традиции «подростковый возраст» – понятие давно знакомое. Когда начинается любой диалог о проблемах 12-16 летних граждан, нет более надежного аргумента, чем списать все проблемы на тот самый «подростковый возраст». Юрист сталкивается то и дело с подростковой преступностью, педагог не знает, что же еще предпринять, чтобы обеспечить минимальное усвоение учебного материала, успеваемость и дисциплину, социальный работник разводит руками: растет беспризорность, врач затрудняется с диагнозом. Разумеется, во всем виноват тот самый «подростковый возраст»! То и дело можно услышать: «…а вот был помладше – совсем другое дело! Ничего, подрастет, исправится…» Выходит, что период с 12 до 16 надо просто прожить – затем все само собой встанет на свои места?

Выделение подросткового периода связано с тем, что у ребенка в современном обществе произошло существенное расхождение линий сомато-физического, полового и социального развития, поэтому еще Л. С. Выготский (1930) [17], а за ним - И. С. Кон (1979) [41], считали, что оценка обществом продолжительности подросткового периода и его особенностей существенно зависят от уровня развития общества. Если начало подросткового периода практически постоянно связывается с половым созреванием (первые непроизвольные семяизвержения у мальчиков и наступление менструаций у девочек),  то субъективная оценка  сроков его завершения существенно колеблется (от 15 до 20 лет) в зависимости от социального положения, длительности получения образования,  доминирующих жизненных ценностей. В связи с тем, что контроль родителей за развитием и жизнью детей продолжается часто и после достижения ими совершеннолетия, в целом период отрочества имеет тенденцию к увеличению (от 11 до 20 и более лет), что нашло свое отражение и в молодежной политике, и в законодательстве ряда стран, в том числе и России.

     Социально-психологический подход к концепции подросткового возраста подчеркивает, что учет социальной ситуации развития подростка в наибольшей степени значим и для типологии возрастных потребностей, психологических феноменов этого периода, его стадий и границ.

     Социальная ситуация развития в подростковом периоде характеризуется тем, что ведущая учебная деятельность предшествующего периода сменяется деятельностью, направленной на определение своего места в мире взрослых и в структуре общественных отношений, на свое социальное самоопределение. Поэтому это не ступень или «переход» на пути превращения ребенка во взрослого, а самостоятельный возрастной период,  имеющий свое глубокое содержание, личностный смысл и общественное значение (Ковалев В. В., 1979)[38].

     Биологический смысл подросткового периода определяется как пубертатный период или период созревания. Фаза пубертатности обнаруживается не только в соматофизических и нейрондокринных изменениях, но и в особых психических сдвигах, которые могут предшествовать физическому созреванию и сохраняться определенное время после его завершения. Нижняя граница нормального начала физической  пубертатности  относится  к 11-12 годам, верхняя к 17 - 18 годам (Васильченко Г. С. с соавт., 1990, Стайн Д. М., Грембах М. М., 1998)[80, 85]. Традиционно (вслед за Ш. Бюлер) выделяют две главные фазы, которые называет пубертатной стадией (негативная фаза) и юностью (позитивная фаза).

     Отдельные психические признаки начала пубертатного периода появляются, как правило, в возрасте 11-12 лет у девочек и 12-13 лет у  мальчиков. В большинстве исследований по психологии подростков подчеркиваются следующие признаки наступления переломного момента между детством и пубертатной стадией:

(1) наиболее ранние сдвиги относятся к настроению и эмоционально-личностной сфере. Настроение начинает отличаться повышенной лабильностью, постоянными переходами между веселостью и безрадостностью, унынием с чувством неудовлетворенности собой и окружающим миром;

(2) мир психических переживаний подростка становится пронизанным амбивалентностью и парадоксальностью: уверенность в себе сменяется робостью и застенчивостью, чрезмерная активность пассивностью, эгоизм чередуется с альтруистичностью, тяга к общению сменяется замкнутостью;

(3) подросток начинает проявлять повышенную чувствительность к критическим замечаниям сверстников и взрослых (не родителей), к тому, как на него смотрят, что о нем говорят; становится легко возбудимым, раздражительным и одновременно незащищенным, ранимым. Период наибольшей чувствительности индивидуален у каждого подростка. Чаще это период от 11 до 13 лет;

(4) наблюдается общее снижение работоспособности с чувством физического недомогания, которое может сопровождаться проявлениями вегето-сосудистой дистонии, функциональными нарушениями со стороны отдельных соматических систем - дыхания, пищеварения, кровообращения etc.

     Существенные изменения происходят в сфере личностных интересов или доминант подростка. Ведущей становится «эгоцентрическая доминанта» по Л. С. Выготскому (1930)[17] - интерес подростка к своему физическому и психическому «Я», к происходящим в нем переменам. Существенно повышается внимание к телу, к отклонениям от представляемой нормы. В когнитивные представления о схеме тела включаются новые соматические изменения, ощущения, переживания, которые определяют меняющееся отношение окружающих (одобрение, отсутствие реакции, неприятие, насмешка). Поэтому процесс формирования новой идентичности обычно сопровождается переоценкой действительных или мнимых признаков отклонений (диспропорций  тела), субъективно значимыми комплексными, аффективно-личностными реакциями и определенной неустойчивостью самоидентичности.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров