Баллон А. Психическое развитие ребенка

Главная » Психиатрия »Детская и подростковая психиатрия » Баллон А. Психическое развитие ребенка
Цвет шрифта Цвет фона

Глава вторая КАК ИЗУЧАТЬ РЕБЕНКА?

В то время как в различных областях знания эксперимент вытесняет простое наблюдение, в обширных разделах психологии роль наблюдения остается преобладающей. Физика и химия возникли из эксперимента. В биологии эксперимент не перестает расширять свое поле деятельности, а физиология является почти целиком экспериментальной наукой. По примеру физиологии была создана экспериментальная психология. Но детская психология, во всяком случае психология раннего детства, основывается почти исключительно на наблюдении.

Экспериментировать это значит создавать определенные условия, которые должны повести к определенным однозначным результатам; по меньшей мере, это значит вводить в условия известные изменения и отмечать соответствующие изменения в результате. Таким образом, возникает возможность сравнивать следствие с его причиной и измерять одно с помощью другого. При этом нет необходимости вмешиваться в получение самого результата; для этого достаточно изменить условия наблюдения. Так, объекты, находящиеся за пределами нашей досягаемости, как например звезды, могут подвергаться подлинным физико-химическим исследованиям благодаря использованию спектроскопии или фотографии. Предположим, что технические трудности эксперимента решены, тогда, следовательно, вне возможностей экспериментального исследования остались бы только те объекты, условия существования или наблюдения которых

24

невозможно изменить, не уничтожая тем самым их самих. Примером такого рода мог бы являться случай изучения совокупности явлений, где сама совокупность в своей первоначальной целостности составляет предмет изучения. Много таких примеров можно было бы привести из области психологии или биологии.

В наблюдении данное целое должно быть воспринято во взаимодействии всех своих частей. В этом смысле раннее детство является удобным объектом чистого наблюдения. Один и тот же исследователь может наблюдать ребенка от рождения до 3 или 4 лет. Таким образом могут быть прослежены все обстоятельства жизни и поведения. Именно это стремились сделать такие авторы, как Прейер (Ргеуег), Пере (Perez), Мажо (Major), В. Штерн, Декроли, Дирборн (Dearborn), Шин (Shinn), Скапен (Scupin), Крамоссе (Cramaussel), П. Гийом. Одни из них, как например Прейер, опубликовали результаты своих наблюдений если не в форме дневников, то по крайней мере распределив их но очень общим рубрикам. Работы других авторов, например В. Штерна, посвящены отдельным вопросам. Некоторые исследователи, ограничиваясь в своих наблюдениях частными проблемами, тем не менее уделяли внимание и жизни ребенка в целом. Эти исследования остаются самым ценным источником при изучении раннего детства.

Подобных работ, относящихся к детям начиная с 4-летнего возраста, крайне недостаточно. Так как собранные наблюдения являются лишь отрывочными, то. возникла необходимость воссоздать то целое, в котором они могли бы получить свое значение. Таким образом вырабатывались методы, которые происходили из чистого наблюдения, но которые, однако, должны были его превзойти. Они продолжают эксперимент, основная цель которого, как, впрочем, и всякого метода познания, заключается в том, чтобы выявить определенную зависимость. Экспериментатор воссоздает эту зависимость пли подвергает ее изменениям, которые позволяют изолировать связываемые ею элементы от всего остального. Когда устранено всякое влияние на эту зависимость. остается лишь попытаться установить ее произвольные пли случайные изменения. Но, для того чтобы их определить, нужно сравнить их с нормой, привести в определенную систему. Норма может также служить для

25


сравнения патологических отклонений с нормальным состоянием. Характеристика системы основывается на статистических данных, полученных с помощью обширного числа сравнений. Как бы то ни было, наблюдение может быть признано таковым только в том случае, если оно включено в целое, которое придает ему смысл, вплоть до окончательной формулы. Это необходимость столь важного значения, что она обязывает нас вернуться к так называемому чистому наблюдению и исследовать, при помощи какого механизма и при каких условиях оно может стать средством познания.

В сущности, не бывает наблюдения, которое представляло бы собой точную и полную копию действительности. Впрочем, если даже предположить, что это так, то и в этом случае вся важнейшая работа была бы еще впереди. Так, например, при кинематографической съемке ситуации, хотя она сама по себе уже отвечает часто очень сложному отбору условий (выбор самой ситуации, моменты съемки, точки наблюдения и т. д.), все же собственно наблюдение начинается только в работе с фильмом, обеспечивающим непрерывное воспроизведение деталей, которые ускользнули бы от самого внимательного зрителя, если бы фильм не давал возможность при желании вернуться к ним. Наблюдение не бывает без выбора или без нашего отношения, ясно или неясно выраженного. Выбор предметов или событий определяется нашим отношением к наблюдаемым явлениям, включающим наши ожидания, наши желания, предположения или даже некоторые сложившиеся способы мышления. Причины выбора могут быть осознанными и преднамеренными, но могут также ускользать от нашего сознания, так как осознание их прежде всего зависит от нашей возможности мысленно формулировать основания выбора. В процессе наблюдения могут быть выделены только такие обстоятельства, которые мы можем выразить. Для того же, чтобы их выразить, нужно привести их к чему-нибудь привычному непонятному, к некоторой системе, которой мы пользуемся намеренно или не отдавая себе в этом отчета.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров