Чарльз Ледбитер. Ясновидение

Главная » Саморазвитие »Третий глаз » Чарльз Ледбитер. Ясновидение
Цвет шрифта Цвет фона

Мы указали на некоторые из перемен во внешнем виде одушевленных и неодушевленных предметов, когда их видит человек, обладающий полным ясновидением астрального плана. Укажем теперь — какие совершенно новые предметы увидит ясновидящий. Он будет сознавать теперь гораздо большую полноту природы во всех направлениях, но главным образом его внимание привлекут живые обитатели этого нового мира. В нашем распоряжении сейчас нет места для подробного их описания; мы можем направить за этим читателя к N 5 "Theosophical Manuals".** Здесь мы можем просто перечислить только несколько классов из обширного числа астральных жителей.

Ясновидящий будет поражен переменчивыми формами бесконечного потока элементальной сущности, все время волнующейся вокруг него, часто угрожающей ему, почти всегда отступающей перед определенным усилием воли. Он будет удивляться огромной армии существ, временно вызванных для отдельного существования из этого океана хорошими или дурными мыслями желаниями человека. Он будет наблюдать многочисленных духов природы за их работой или за их играми; а иногда ему возможно будет с возрастающей радостью следить за пышным расцветом некоторых существ из прекрасного царства дэв, которые приблизительно соответствуют легионам ангелов по христианской терминологии.

Но, быть может, еще более острый интерес представят для него человеческие обитатели астрального мира, и он найдет, что их можно разделить на два больших класса: на тех, которых мы называем живыми, и на тех, бесконечно более живых, которых мы так безрассудно и ошибочно называем мертвыми. Среди первых он иногда может встретить кого-нибудь бодрствующего и вполне сознательного, быть может, посланного для того, чтобы принести ему какую-нибудь весть, или внимательно его наблюдающего, чтобы увидеть — какие успехи он делает; большинство же живых людей, находящихся вне своих физических тел на астральном плане во время сна, будут проноситься мимо, слишком погруженные в себя и потому совершенно бессознательные к тому, что происходит вокруг них.

Перед ним будут толпы недавно умерших и среди них он найдет все степени сознательности и развития и все оттенки характеров, потому что смерть, которая кажется нашему ограниченному зрению такой безусловной переменой, на самом деле ничего не изменяет в самом человеке. На другой день после своей смерти он совершенно такой же, каким был за день до нее, с теми же наклонностями, теми же свойствами, теми же добродетелями и пороками, с тою только разницей, что он отбросил прочь свое физическое тело; но потеря этого тела меняет его не больше, чем сбрасывание верхней одежды. Таким образом, среди умерших ученик найдет людей умных и глупых, добросердечнных и угрюмых, серьезных и легкомысленных, духовных и чувственных, совершенно так же, как среди живых.

Так как он будет в состоянии не только видеть умерших, но и говорить с ними, то он сможет приносить им большую пользу и давать им сведения и указания, крайне для них важные. Многие из них находятся в состоянии полного изумления и растерянности, а иногда и острой тоски, потому что они находят явления нового мира до такой степени непохожими на все детские легенды, на все то, что популярная религия на Западе сообщает относительно этого трансцендентально-важного вопроса; и поэтому настоящим другом в нужде явится человек, понимающий этот новый мир и могущий дать разные объяснения.

Человек, в совершенстве владеющий этими способностями, может быть полезен и живым и умершим еще многими другими способами; но об этой стороне вопроса я уже писал в моей маленькой книжке "Невидимые помощники".

Кроме астральных существ он увидит астральные трупы — тени и оболочки всех степеней разрушения; но об этом мы здесь только напоминаем, так как читатель желающий познакомиться с этим подробнее, может обратиться к нашему третьему и пятому сборнику.

Другой поразительный результат полного астрального ясновидения состоит в том, что теперь у человека нет уже более перерывов сознания. Ложась ночью, он предоставляет свое физическое тело отдыху, в котором оно нуждается, а сам отправляется странствовать в гораздо более удобном астральном проводнике. Утром он возвращается к своему физическому телу и снова входит в него, но при этом нисколько не теряет ни сознания, ни воспоминания о том, что было между двумя состояниями. Таким образом, он может жить, так сказать, двойной жизнью, которая вместе с тем сливается в одну, — и быть полезным в продолжение всей жизни вместо того, чтобы треть своего существования бесполезно провести в полной бессознательности.

Возможно, что в нем проявится еще одна странная сила (впрочем полный контроль над ней принадлежит скорее еще более высокой, деваканической способности): он сможет увеличивать по желанию малейшие физические или астральные частицы до любой желаемой величины, как бы с помощью микроскопа, хотя нет такого микроскопа (и едва ли будет), который имел бы хоть тысячную долю этой психической увеличительной силы. Благодаря ей, гипотетические молекула и атом, постулированные наукой, становятся видимой и живой реальностью для оккультного ученика, и внимательно их наблюдая, он находит, что строение их гораздо сложнее, чем думали до сих пор ученые. Эта сила позволяет ему также с живейшим интересом и очень близко наблюдать различные электрические, магнетические и другие эфирные процессы. Если бы некоторые специалисты в этих отраслях науки смогли развить в себе способность видеть те вещи, о которых они с такой легкостью пишут, — можно было бы ожидать удивительных и прекрасных открытий.

Это одна из "сиддхи" или описанных в восточных книгах сил, достающихся на долю человека, который посвящает себя духовному развитию, хотя название, под которым она там упоминается, быть может, не сразу можно узнать. О ней говорится, как о "способности сделать себя большим или маленьким по желанию"; причина этого определения, которое, по-видимому, так странно противоречит факту, заключается в том, что в сущности этот фокус делается как раз с помощью того метода, который указан в этих древних книгах. Мир бесконечно малых величин может быть видим так ясно благодаря употреблению временного зрительного механизма непостижимой тонкости; и таким же путем (или скорее путем противоположным), т. е. с помощью временного сильнейшего увеличения размера употребляемого механизма, становится возможным увеличить широту зрения — в физическом смысле, а также, будем надеяться, и в моральном — далеко за те пределы, о каких только наука когда-либо могла мечтать, как о доступных для человека. Таким образом способность изменять величину в самом деле находится в проводнике сознания ученика, а не в чем-либо, находящемся вне его. И старая восточная книга, в конце концов, устанавливает это точнее, чем мы.

Психометрия и второе — знание in excelsis — тоже окажутся среди способностей, которыми будет располагать наш друг; но о них будет удобнее говорить в другой главе, потому что почти во всех своих проявлениях они заключают в себе ясновидение или в пространстве, или во времени.

Я теперь указал, хотя лишь в очень общих чертах, на то, что тренированный ученик, обладающий полным астральным зрением, может увидеть в том бесконечно более широком мире, куда введет его это зрение. Но я ничего не сказал о той поразительной духовной перемене, которая произойдет в нем вследствие том, что он на опыте будет знать о существовании души, о ее посмертных переживаниях, о действии законов кармы и о других вещах, исполненных высокого значения. Разницу между самым глубоким умственным убеждением и точным знанием, добытым с помощью непосредственного личного опыта, нужно прочувствовать для того, чтобы оценить.

 

Глава III

ПРОСТОЕ ЯСНОВИДЕНИЕ: ЧАСТИЧНОЕ 

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров