Безант. Мыслеформы

Цвет шрифта Цвет фона

 Касаясь смычком пластинки в разных местах, можно получать разные ноты, и следовательно, разные рисунки (рис. 3). Если фигуры, приведённые здесь сравнить с теми, которые производит человеческий голос, то можно найти много сходства. Эти изображения возникают по причине взаимодействия создающих их колебаний. Можно сообщить маятнику два или более одновременных движений, и присоединив к нему тонкое перо посредством рычага, точно зафиксировать его путь. Теперь подставьте на место маятника колебания в астральном или ментальном теле и нам станет ясен принцип получения форм при помощи вибраций.

 

Следующее описание позаимствовано из очень интересной статьи под названием "Вибрационные фигуры" Б. Блай Бонда, члена Королевского института британских архитекторов, который получил множество замечательных фигур при помощи маятников. Маятник подвешивается на краю ножа из закалённой стали, и может свободно совершать движения только в направлении, перпендикулярном ножу. Четыре таких маятника могут быть сгруппированы по два, так, чтобы они качались под прямыми углами друг к другу при помощи нитей, соединяющих древки каждой пары маятников с концами лёгкой, но жёсткой планки, от центра которой отходили другие нити; они передавали объединённые движения каждой пары маятников к лёгкой квадратной деревянной пластинке, поддерживаемой пружиной; на этой пластинке было укреплено перо.

 Таким образом это перо управлялось совокупным движением четырёх маятников, которое и фиксировалось пером на доске. Теоретически нет предела количеству маятников, которые могут быть соединены таким образом. Их движения прямолинейны, но два прямолинейных колебания равной амплитуды, действуя под прямым углом друг к другу, образуют круг, если они точно синхронизированы, или эллипс, если совпадение колебаний неполное или их амплитуды неравны. Также круговые колебания легко получить, заставив свободно подвешенный маятник раскачиваться по круговому пути. Этими способами была получена целая серия удивительных рисунков; примечательно подобие их некоторым мыслеформам и они достаточно убедительно демонстрируют, насколько легко вибрации могут быть превращены в фигуры. Сравните рис. 4 с рис. 12, молитвой матери, или рис. 5 с рис. 10; или рис. 6 с змееподобным стремительным движением на рис. 25. Рис. 7 добавлен как иллюстрация сложности формы, которой можно достигнуть. Наиболее удивительным нам кажется то, что некоторые рисунки, полученные в результате случайных движений машины, могут точно соответствовать высшим типам мыслеформ, созданным при медитации. Мы уверены, что этот факт предоставляет ценное свидетельство, однако потребуется много дальнейших исследований, прежде чем мы сможем уверенно сказать, что всё это значит. Но это определённо подразумевает, что если две силы на физическом плане, поданные в определённом отношении друг к другу, могут нарисовать форму, точно соответствующую той, что производится сложной мыслью на ментальном плане, то мы можем заключить что мысль возбуждает на своём собственном плане две силы, имеющие такое же отношение между собой. Что это за силы и как они работают, ещё предстоит рассмотреть, но если мы сможем разрешить эту проблему, то скорей всего это откроет для нас новое поле исследования исключительной ценности.

 

Основные принципы Три основных принципа, лежащих в основе создания мыслеформ:

 1. Качество мысли определяет цвет.

 2. Природа мысли определяет форму.

 3. Определённость мысли определяет ясность очертания.

 СМЫСЛ ЦВЕТОВ Таблица цветов, приведённая в начале книги, была подробно описана в книге Человек видимый и невидимый, и свойственный им смысл — точно такой же для мыслеформы, как и для тела, её выделившего. Для тех, кто не имеет под рукой полного описания, данного в указанной книге, будет уместно заметить, что чёрный значит ненависть и злобу.

 Красный, всех оттенков от кирпично-красного до ярко-алого, означает гнев; лютый гнев проявляет себя вспышками огненно-красного из тёмных коричневых облаков; в то время как цвет "благородного негодования" — ярко алый, его нельзя назвать некрасивым, но всё-таки он вызывает неприятное волнение; особенно тёмный и неприятный красный, почти тот цвет, который называют "кровь дракона", показывает животную страсть и чувственное желание различных видов. Чисто коричневый (как краска "сиена жжёная") показывает скупость, тусклый серо-коричневый — это знак эгоизма, цвет, к сожалению, очень часто встречающийся; густой тёмно-серый обозначает депрессию, в то время как мертвенно-бледный серый ассоциируется со страхом; серо-зелёный — признак обмана, а коричнево-зелёный (обычно испещрённый точками и вспышками алого) указывает на ревность. Зелёный, кажется всегда обозначает приспособляемость; в худшем случае, будучи смешана с эгоизмом, эта способность к адаптации становится обманом; на следующей стадии, когда цвет становится чище, это скорее значит желание стать всем для всех людей, хотя это может делаться главным образом с целью обретения популярности и хорошей репутации; в своём же высшем, более тонком и ярком аспекте это означает божественную силу сопереживания.

 Любовь выражает себя всеми оттенками малинового и розового, ясный цвет кармина означает здоровую любовь обычного рода; если же прписутствуют серо-коричневые пятна, это свидетельствует об эгоистическом, захватническом чувстве, в то время как чистый светло-розовый обозначает совершенно бескорыстную любовь, свойственную только высоким натурам; цвет может изменяться от блёкло-малинового при животной любви, до наиболее изысканных оттенков розового, подобных первым проблескам восхода, по мере того, как любовь очищается от элементов эгоизма и захватывает всё более широкие круги щедрости и сострадания ко всем, кто нуждается. В совокупности с голубым оттенком религиозной преданности это может выражать сильную реализацию всеобщего братства человечества.

 Насыщенный оранжевый соответствует гордости и амбиции, а различные оттенки жёлтого обозначают интеллект или интеллектуальное удовлетворение, блёклый оттенок охры свидетельствует о направлении этих способностей к эгоистическим целям, в то время как ясный цвет краски "гуммигут" показывает определённо более высокий тип, а блестящий светло-жёлтый — знак самого высокого и бескорыстного использования умственных сил, направленного к духовным целям.

 Различные оттенки синего свидетельствуют о религиозном чувстве, в диапазоне от тёмного коричнево-синего, соответствующего эгоистичной преданности, или бледного серо-голубого, показывающему служение фетишу, смешанное со страхом, вплоть до глубокого ясного цвета искреннего поклонения и и красивого светло-лазурного, соответствующего той высшей форме, которая включает самоотречение и слияние с божеством; преданная мысль бескорыстного сердца имеет очень приятный цвет, напоминающий глубокую голубизну летнего неба.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров