Кедров. О творчестве в науке и технике

Главная » Саморазвитие »Творчество » Кедров. О творчестве в науке и технике
Цвет шрифта Цвет фона


же эту дорогу преградил придумыванием фантастических конструкций. О нем можно сказать то, что было сказано о Г. Гегеле (хотя по своим масштабам они, разумеется, несравнимы): открыл и сам же запутал, замистифициро-вал открытое. На наш взгляд, говорить о бессознательном или подсознательном можно и нужно только в том случае, если проходящие в нем процессы поддаются объективированию и способны перейти, проявить себя в области сознательного, как это и показано в нашем исследовании научно-технического творчества.

Наконец, пятый вывод касается явной неполноты проведенного нами исследования- Мы не ставили перед собой задачи дать хотя бы краткий обзор, а тем более анализ практически необъятной литературы, посвященной изучению научно-технического творчества и отдельным открытиям и изобретениям, равно как и изучению таких факторов, как интуиция, фантазия и т. п. Мы намеренно ограничились изложением лишь своих собственных исследований и полученных нами результатов и обобщений. Это касается прежде всего III и IV частей книги и особенно последней (16-й) главы, которая ясно показывает, что писал ее дилетант, возможно, знакомый не со всей специальной литературой.

Если изложенное в книге даст толчок тому, чтобы другие научные силы продолжили начатое нами исследование, то автор будет считать свою задачу выполненной.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Краткая автобиографическая справка

Проведенное мною исследование продолжалось в общей сложности 70 лет, если считать, что началось оно с момента, когда в 1915 году мой отец посоветовал мне, еще совсем мальчику, вести самонаблюдения познавательно-психологического характера. Примерно тогда же он рассказал мне, как Д. Менделеев предсказывал неизвестные еще элементы по пустым клеткам построенной им системы. С этого момента я регулярно следил за всем, что происходило в моей голове, а в особенности за тем, как укладывалось все в ней из прочитанного о сделанных открытиях и изобретениях. Может быть, благодаря этому я рано пристрастился к психологическим самонаблюдениям, что позднее помогло мне фиксировать ход своей мысли во время научных исследований.

Но еще задолго до упомянутых выше рассказов и советов моего отца, как мне помнится, я страстно интересовался описанием далеких путешествий и географических открытий, равно как научных открытий вообще и изобретений. У меня была особая склонность придумывать игры, построенные на комбинаторных началах, что также помогло впоследствии моей научной работе.

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров