А Горбовский - Тайная власть и незримая сила

Главная » Саморазвитие »Пазл » А Горбовский - Тайная власть и незримая сила
Цвет шрифта Цвет фона

Отказывать всем. Я застал его именно в эти дни. Дорога, идущая мимо его дома, перегорожена бревном. У поворо- та и на самих воротах написано, что "Диду не принима- ет". На шоссе, ведущем к деревне, заметив машины с не местными номерами, ГАИ останавливает и заворачивает обратно: "Утвенко болен. Уехал. Не принимает".

 Каково было людям, добиравшимся сюда, за тысячи километров, порой в последней надежде и на последние деньги? Но каково было и целителю при виде этой толпы страдающих и больных, помочь которым он был бесси- лен?

 Мало кто из непричастных этому дару может понять, ' какой это крест.

 — Когда мне нужно сказать близким, — говорит Кора- бельникова, — что человека, о котором пришли они уз- нать, нет в живых, произнести это мне почти так же тя- жело, как им услышать мои слова. При этом есть еще па- уза, когда я-то уже знаю тяжелую весть, а они еще нет, они еще надеются, ждут и смотрят на меня. И вот эту се- кундную, минутную паузу мне всякий раз нужно преодо- леть. При этом просто сказать, что близкого человека нет, что нет и надежды, и оставить его в отчаянии и сле- зах нельзя. Я пытаюсь не то чтобы успокоить, а объяс- нить, что смерти нет. Люди обычно не готовы к этому.

Но сделать это всегда удается. Уходит на это не десять и не двадцать минут. Мать за это время не успокоишь.

Приходится говорить и час и два. И таких стрессовых, шоковых ситуаций бывает у меня по несколько на день.

 Я присутствовал, когда Балашов, взглянув на фото- графию, должен был сказать родственнице, что того, о ком пришла она спросить, нет в живых. И я видел, как тяжело было ему сообщить это.

 — Когда мне приходится быть человеком, несущим плохую весть, — говорит он, — лишать кого-то пусть сла- бенькой, пусть призрачной, но надежды, это всегда омра-

чает мне день. Я много раз мысленно возвращаюсь к си- туации. Привыкнуть к этому невозможно. А говорить та- кое, к сожалению, приходится часто. Ведь ко мне и та- ким, как я, приходят, когда все шансы уже исчерпаны, остается лишь вера в чудо. Чудо же происходит так ре- дко... И так получается, что именно я оказываюсь челове- ком, которому выпало нанести этой вере последний удар.

Не могу передать, как это бывает тяжело.

 Не легче приходится и целителю, когда он ясновидче- ски видит, что человеку, который с надеждой пришел к нему, ни он, ни кто другой ничем помочь не сможет.

Правда, он не сообщает, понятно, несчастному того, что открылось ему. И этот груз, это бремя, которое собирает- ся в нем и которое он должен носить в себе, день ото дня становится все больше.

 Этот постоянный стресс, соседство с горем и злом и ги- бельные тупики духа, о котором бегло упомянул я, еще не самое печальное, не самое тяжкое, поджидающее из- бранника на пути, который он выбрал или который, ско- рее, сам избрал его.

 Безусловно, те, кто приняли дар или лишь стоят перед таким выбором, понимают и чувствуют все это лучше, чем могли бы мы с вами. Не потому ли так упорно мно- гие пытаются отказаться от шаманского дара? Не потому ли так избегают принять дар от умирающих колдунов и ведуний те, кого они часто и тщетно упрашивают сделать это?

 Возможно, сам уход на тропы соблазнов, деградации, ослабления и, в конечном счете, потери дара есть неосоз- нанная попытка таким, как бы косвенным образом, от- речься от дара, снять, сбросить с себя бремя, которое ока- залось превыше сил?

По всем вопросам обращайтесь через форму обратной связи | Обращение к пользователям | Статьи партнёров